Существовала особая порода женщин, которым пользоваться парфюмерией было можно и нужно: куртизанки, гетеры, содержанки и прочие дамы нетяжелого поведения. Не случайно неумеренное пользование парфюмами осуждалось и в викторианской Англии, и в Советском Союзе: «облико морале» честной женщины не нуждался в дополнительных средствах для поиска партнера. А вот в наше время ароматом не только можно, но и нужно соблазнять.

Именно у женщин, для которых соблазн был профессией, сформировался определенный «пул» натуральных масел и экстрактов, которые якобы действовали на мужчин как безотказная приманка.
Иланг-иланг. Один из самых известных афродизиаков, родом из Юго-Восточной Азии. В парфюмерии был в моде на протяжении всего XX века, особенно в 30-е и 80-е — но сейчас воспринимается как ретро и неохотно включается в состав композиций.
Тубероза. Ночной цветок с ароматом,  напоминающим «запах женщины» и оттого пробуждающий нескромные мысли. В Древней Индии его запрещено было нюхать незамужним девушкам, а в парижских кабаре начала XX века танцовщицы натирали лепестками туберозы лобки — чтобы распространить запах секса, взмахивая юбками. В парфюмерии тубероза была модной в 50-80-х годах, сейчас ее лучше искать на полках с нишевыми ароматами.
Жасмин. Еще один любимый цветок читательниц «Камасутры». В его аромате прячется неприличная нотка, которую парфманьяки изящно называют «индольной». Наиболее ценится жасмин, растущий в Грассе и Египте.
Роза. Самый спорный афродизиак: используется в парфюмерии так давно и часто, что мастера уже подали ее всеми возможными способами, в том числе и асексуальными (пример «антисекс-розы» — Chanel Chanel). А у кого-то от нее, как у Понтия Пилата, просто болит голова — и никакого секса.
Сандал. Похож с ароматом разгоряченного тела (с запахом чистого тестостерона, если быть точным). На Западе вошел в моду в 60-е и с тех пор ассоциируется с эпохой хиппи. Натуральный сандал в современной парфюмерии чаще заменяют искусственные молекулы — вырубка индийских сандаловых деревьев строго регламентируется.
Ваниль. Факт: в «слепых» тестах мужчины чаще всего определяют как самые привлекательные именно ароматы с выраженной ванилью. Есть версия, что такие ароматы напоминают материнское молоко и тем самым воздействуют на мужчин на бессознательном уровне, превращая их в младенцев в уютных маминых объятиях. В моду ваниль ввели парфюмеры дома Guerlain.
В мире животных
Роковыми и пробуждающими непреодолимую страсть считаются ароматы с так называемыми анималистическими нотами — продукты животного происхождения либо их синтетические двойники. Их в парфюмерии называют «большой четверкой»: это закрепители любой аромакомпозиции. Также они претендуют на то, чтобы совпасть с ароматом вашей собственной кожи и усилить ее притягательность.
Мускус. Изначально его добывали из яичек оленя-кабарги или желез мускусной крысы, но сейчас в парфюмерии чаще всего используют синтетические аналоги, первый из которых был изобретен еще в 1888 году. Самый непредсказуемый парфюмерный ингредиент: может выдать как аромат свежевыстиранного белья, так и неприятный запах немытого тела.
Амбра. Лучше не думать о том, что натуральная серая амбра образуется в желудке кашалотов — тем более что это не единственный вариант: сейчас в парфюмерии амброй именуют целый класс ароматических смол, не считая синтетических аналогов (в частности, амброксан). Непременный ингредиент ароматов класса «восточные».
Циветта. Так называют секрет из анальных желез хищного животного виверры, она же циветта. Охота на них сейчас запрещена, но аналог этого секрета — цибетин — синтезируется искусственно. Жак Герлен, создатель Shalimar, называл циветту «подлинным запахом женщины».
Кастореум. Иначе — «бобровая струя»: еще один секрет из неприличных мест очередной невинной зверюшки. Его чаще используют в мужских парфюмах — уж очень он убойный и ассоциируется с «запахом разгоряченного жеребца».

аромат-секса

В XX веке мнение о всесилии афродизиаков было поколеблено исследованиями в области биологии. Во-первых, были открыты феромоны — вещества гормональной природы, которые заведуют сексуальной привлекательностью у многих существ, от насекомых до человека. Во-вторых, они, как оказалось, не пахнут — для их восприятия предназначены не обонятельные луковицы, а особая железа. В-третьих, выяснилось, что феромоны у каждого человека индивидуальны, как отпечатки пальцев, и среагируют на них те потенциальные партнеры, с которыми именно у этого человека может получиться качественное потомство. Природа любит разнообразие, а приличные люди не спорят о вкусах. А значит — «духи с феромонами», активно продающиеся в секс-шопах, играют роль скорее плацебо, чем реального средства повышения привлекательности. Тем более что в них добавляют феномены животных, — а какой в них толк, когда имеешь дело с самцами Homo sapiens?
Благодаря научным открытиям была пересмотрена сама концепция «сексуальных ароматов». Парфюмеры в сотрудничестве с химиками стали искать такие ингредиенты, которые усилят и дополнят естественный запах чистой кожи — самого мощного афродизиака. В этом качестве неплохо себя показали амброксан и «волшебная молекула» Iso-E-Super, отдаленно напоминающая запах свежеспиленной древесины. На «чистой химии» парфюмер-авангардист Геза Шен выстроил линейку Escentric Molecules, которая приобрела культовую славу. Некоторые называют парфюмера мошенником, продающим химические ингредиенты в десятки раз дороже себестоимости, а его парфюмерию — ароматами голого короля. Но у этой линейки имеется масса поклонников обоих полов, которым нравится, как парфюмы сливаются с естественным запахом кожи, распространяя тонкий волшебный шлейф, которые подчас не заметен носителю, зато отлично ощущается окружающими. Кстати, Iso-E-Super содержится также в таких парфюмах, как Calvin Klein Eternity, Lalique Perles de Lalique, Dior Fahrenheit и Creed Aventus — два последних аромата часто называются в числе самых сексуальных мужских.
Из той же серии «не-ароматов» — знаменитый Not A Perfume от бренда Juliette Has A Gun, только его единственный ингредиент — амброксан. И «Молекулы», и «Не парфюм» можно смешивать с другими ароматами, чтобы продлить их стойкость и усилить звучание.
Парфюмеры эпохи постмодерна не упускают случая высмеять идею «аромата секса» — показать, что секс как таковой пахнет вовсе не ванилью и жасмином. Lair de Rien от Miller Harris — крепкая смесь из всей известной в парфюмерии анималики, приправленной «молекулами», пахнущая постелью после жаркого свидания. А аромат Secretions Magnifique Etat Libre D’Orange (в переводе — «Великолепные выделения») получил славу парфюма, который невозможно носить: морские водоросли, молоко, сандал и капля чистого адреналина в сочетании производят впечатление «всех физиологических жидкостей в одном флаконе». При личной встрече с создателем бренда Этьеном де Свардтом я не упустила случая спросить его об идее этого парфюма — и Этьен ответил, что он рассказывает о страхе, которым сопровождается любая близость, как нарушение личных границ.
Сексуальная привлекательность — тонкая материя, поэтому и универсального рецепта «секси-парфюма» для всех нет. Аромат, от которого мужчина вашей мечты потеряет голову — как каша из топора: работает только в сочетании с вашим образом, раскованностью и уверенностью в себе. Думаю, куртизанки и наложницы прошлых лет хорошо это понимали, а трактаты по ароматерапии писали просто для отвода глаз — что-то вроде гороскопов. Но почему бы и не сходить в парфюмерный бутик, заранее настроившись на игривый лад?